Марина Абрамович

Марина Абрамович, черногорская художница, перформансистка.

С 1976 года живёт в Амстердаме.

В 1997 году Марина Абрамович получила престижную премию «Золотой лев» на Венецианской биеннале за работу «Балканское барокко» — художница перемывала гору окровавленных костей в память о жертвах войны в Югославии.

«Ритм 0»

Чтобы проверить пределы связи между перформансистом и зрителями, Абрамович в 1974 году создала один из своих наиболее сложных и известных перформансов. Себе она отвела пассивную роль, действовать предстояло публике.

Абрамович разместила на столе 72 объекта, которыми люди могли пользоваться как угодно. Некоторые из этих объектов могли доставлять удовольствие, тогда как другими можно было причинять боль. Среди них были ножницы, нож, хлыст и даже пистолет с одним патроном. Художница разрешила публике в течение шести часов манипулировать её телом и движениями.

Поначалу зрители вели себя скромно и осторожно, но через некоторое время, в течение которого художница оставалась пассивной, участники стали агрессивнее. Абрамович позднее вспоминала:

Полученный мной опыт говорит о том, что если оставлять решение за публикой, тебя могут убить. <…> Я чувствовала реальное насилие: они резали мою одежду, втыкали шипы розы в живот, один взял пистолет и прицелился мне в голову, но другой забрал оружие. Воцарилась атмосфера агрессии. Через шесть часов, как и планировалось, я встала и пошла по направлению к публике. Все кинулись прочь, спасаясь от реального противостояния.

Работа с Улаем

В 1976 году, после переезда в Амстердам, Абрамович встретила западногерманского перформансиста Уве Лайсипена, выступавшего под псевдонимом Улай. Главными концепциями, которые они исследовали, были личность и индивидуальность художника. Постепенно они решили создать коллективное существо, называемое «другое», и говорить о себе как о частях двухголового тела. Они одевались и вели себя как близнецы, и не имели друг от друга секретов.

Для перформанса «Смерть себя» художники соединили свои рты специальным агрегатом и вдыхали выдохи друг друга, пока не закончился кислород. Через семнадцать минут после начала перформанса оба упали на пол без сознания с легкими, наполненными углекислым газом. Этот перформанс исследовал способность индивидуума поглощать жизнь другой личности, обменивая и уничтожая её.

В инсталляции «Отношения в пространстве» (1976) полностью раздетая художница и Улай изображали полностью свободные отношения, терзая друг друга на глазах зрителей.

Композиция «Коммунистическое тело, Капиталистическое тело» (1980-е) стала протестом против разделения людей идеологическими барьерами. Инсталляции Марины Абрамович иногда вызывали шок у зрителей (в 1988 году один из зрителей упал в обморок на выставке).

В 1988 году, после нескольких лет натянутых отношений, Абрамович и Улай решили предпринять духовное путешествие, которое окончит их связь. Они отправились в путь с противоположных концов Великой китайской стены и встретились посередине. По словам Абрамович: «Этот поход превратился в законченную личную драму. Улай стартовал из пустыни Гоби, я — от Желтого моря. После того, как каждый из нас прошел 2500 километров, мы встретились и простились навсегда».

Перформанс «Художник присутствует», МоМА, 2010

Первая ретроспективная выставка Марины Абрамович состоялась в 2010 году в Нью-Йоркский музей современного искусства. Во время этой выставки Мариной Абрамович был сделан новый перформанс — «В присутствии художника» (The Artist is Present). Идея перформанса заключалась в том, чтобы Марина могла обменяться взглядом с любым желающим посетителем выставки. Этот момент фиксировался фотографом. Перформанс длился 716 часов и 30 минут, художница посмотрела в глаза 1500 зрителям. За время перфоманса она встретилась с Улаем. Художница не смогла сдержать чувств и расплакалась, после чего продолжила как ни в чем не бывало.

Абрамович в России

В октябре 2011 года в московском Центре современной культуры «Гараж» открылась «крупнейшая ретроспектива» Марины Абрамович под названием «В присутствии художника», которую курировал директор центра MoMA PS1 и старший куратор специальных проектов Музея современного искусства Нью-Йорка Клаус Бизенбах. В рамках этой выставки было показано около 50 работ Марины Абрамович, созданных на протяжении четырех десятилетий. Четыре работы были показаны в формате «реперформанса» специально отобранными и обученными художницей перформерами. Сама Марина Абрамович со 2 по 6 октября провела в «Гараже» пятидневный мастер-класс, в ходе которого она обучала будущих участников её реперформансов своей авторской методике.

Цитаты:

В 14 лет она просила своего отца, «старого партизана», купить ей масляных красок. Вместе с красками ей достался и первый учитель из числа отцовских друзей: он положил холст на пол, выплеснул на него гремучую смесь из красок и подорвал. Тогда-то юная художница и поняла, что в искусстве «процесс важнее результата».

У меня есть теория: чем хуже у тебя детство, тем лучше твое искусство — если ты по-настоящему счастлив, то у тебя не получится создать хорошее произведение. Мои родители были карьеристами, стремились добиться успеха в области политики. Они оба после войны были признаны национальными героями. У них не было желания заниматься ребенком, и они отдали меня бабушке. Однажды, я ждала бабушку, когда она молилась в церкви. Там я увидела купель — емкость, в которую надо было окунуть пальцы перед тем, как перекреститься. Я подумала, что если выпью всю воду, то стану святой. Мне было шесть лет. Я встала на стул и выпила эту воду. Мне только плохо стало. В святую я не превратилась. А вообще все детство я провела на кухне. Кухня была центром моей вселенной. Там я рассказывала бабушке свои сны, а она рассказывала мне разные истории. Там мы посвящали друг друга во все тайны. Это было место встречи и взаимопроникновения повседневного и духовного.

Многие не любят перформанс, потому что видели много плохих перформансов. Сказать по правде, человеку вообще-то выпадает мало хороших перформансов в жизни.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *