Дмитрий Бергер. Жизнь гораздо проще

Эмоции влияют на наше общее самочувствие. Когда эмоциональный накал становится слишком сильным — организм «выключается», человек заболевает. Все происходит именно в таком порядке, а вовсе не наоборот. Как исцелять тело и психику, если за всю жизнь накапливается столько эмоций, столько непрожитых ситуаций? Как это влияет на нашу жизнь, в целом? Об этом рассказывает Дмитрий Бергер, телесный психолог, инструктор по медитативным практикам.

— Дмитрий, расскажите о себе и своем методе работы с телом и сознанием.

— Я создатель действенной авторской методики «Психотерапия быстрых изменений», берущей начало из телесно-ориентированной SOLWI терапии, с использованием восточных подходов работы с телом.

«Психотерапия быстрых изменений» — это глубокая работа с телом и подсознанием, которая позволяет освободить жизненную энергию клиента из травмирующих ситуаций прошлого за короткий срок.

— Почему вы начали углубляться в практики и изучение психологии? Когда это началось?

— В тридцать лет я пошел на научный психфак, отучился пять лет. Как раз в этот период у меня произошел неприятный опыт — мне пришлось пережить клаустрофобию, которая мне очень мешала нормально существовать. У меня появилась цель — избавиться от этого, в конце концов. Поиски решения привели меня к странному персонажу, который сорвал мою «точку сборки». У меня была банальная клаустрофобия, а к ней прибавилось еще психотическое состояние панических атак. Побегав от этого состояния где-то полгода, я понял, что бежать больше некуда, нужно через это проходить самому.

В какой-то вечер я сел в кресло и начал это состояние «раскачивать», и понял, что у страха оказалась тонкая перепонка, и в какой-то момент это состояние исчезло и выдало мне, наоборот, огромное количество энергии и неимоверные ресурсы. Я начал одновременно читать по две-три книги. И понял, что мне нужно бегом на какую-то практику, чем-то заниматься. И по рекомендации друга, который уже давно практиковал, я пошел на Йогу. С того момента в моей жизни начались пересечения с разными видами йоги и практик.

— Как вы начали давать личные консультации?

— Когда я еще работал в бизнесе, я отмечал, что мне очень нравится говорить с людьми. И им тоже нравилось это, как мне казалось. Наверное, все началось с тела. После випассана у меня начали «гореть» руки. Так я начал заниматься «телеской», и люди стали отмечать, что им становится лучше. Поскольку на тот момент я уже достаточно давно учился у вьетнамского мастера Ким Канга, я начал практиковать телесные практики на уровне медитации. Чуть позже я пошел глубже и подсоединил туда уже свое образование, сертифицировался методом работы с травмой Solwi, и тогда уже начал работу с клиентами.

— Каким образом строится работа во время сеанса?

— Сначала это беседа, мы выстраиваем вешки, по которым будем работать. Обсуждаем понятийный механизм, смотрим на жизнь, находим некий груз прошлого, который влияет на настоящее и заставляет нас в этой жизни искать вещи, предметы или людей, иметь странные тяги к чему-либо. Находим, когда это появилось в детстве, избавляемся от негативного болезненного ядра. Сам опыт остается, ценность его никуда не исчезает, просто это становится фактом биографии, уже безболезненным.

— Вы говорили, что ваш основной «акцент» — это работа с детской травмой. Можете рассказать про этот способ?

— На мой взгляд, это то, что влияет на большинство из нас по сегодняшний день. Например, если ребенка укусила собака, пусть это будет маленький мопс, то во взрослом состоянии взрослый дядя или тетя, увидев мопса, почувствуют явное беспокойство. Это дурацкий пример, но, тем не менее, он показывает, как часто в жизни мы испытываем страхи, раздражение, недоверие, то, что основано на детском неприятном опыте. И мы можем это тащить всю свою жизнь. Бывает, что это рациональный ключ, и он нас оберегает от чего-то. А бывает, что это просто не дает нам жить, ставит ограничения — сюда нельзя, здесь страшно, сюда хочется, но тоже нельзя, потому что будет больно. Мы запираемся в маленькую коробочку и там тихо пережидаем жизнь.

— Расскажите про составляющие своей работы: медитация, психотерапия, телесные практики…

— Да, сам процесс включает в себя и медитацию, и телесные практики, которые позволяют пережить ключевые, корневые состояния, когда голова не переполнена мыслями и можно побыть в тишине. Это происходит благодаря телесной практике, которая выводит нас в глубокое состояние. И каждый человек, который обладает хоть какой-то чувствительностью, может это пережить. Далее для работы с травмами используется инструменты современной психотерапии, конкретнее — метод Solwi и техники из гештальт-терапии, которые позволяют без ретравматизации отработать травму за сеанс. Результат работы человек чувствует буквально сразу. Это не значит, что мы должны ближайшие полгода избавляться от проблемы, освобождение от ядра ситуации приходит сразу. Так что метод включает в себя и духовные практики, и современную терапию, симбиоз из одного и другого.

— Телесная практика — это что конкретно?

— Это холистический массаж — он тоже не в классической версии, так как я туда внес много элементов, состояний из випассаны. Я стараюсь работать сам в определенном состоянии, и это очень быстро чувствует клиент. Мы вместе идем в процессе, и это такой медитативный массаж, если можно так сказать, скорее это внутренняя работа.

— Где вы получили опыт работы в данной массажной технике?

— Приехав после долгой медитации в Москву, у меня было желание изучить тело. Потому что по телу у меня было мало опыта. Пока я учился, был мастер-класс по холистическому массажу. Я понял, что там очень-очень много состояний медитативных. Во мне это отозвалось и с этого момента для меня началось знакомство с этой техникой, с этим инструментом, мое становление. Обучение было в Москве частично и основная часть в Питере, в школе, которая называется «Солнечный Ветер». Это удивительные, глубокие люди, которые создали уникальный инструмент. Они собрали очень древние и научные знания. Там я сертифицировался и стал рекомендованным специалистом.

— Почему Вы соединяете в своей практике духовные и психологические методики?

— Перекос в одну сторону — либо в психологическую, либо в духовную, зачастую, не просто не помогает, но и вредит. Если идти в связке, то тогда мы можем, пользуясь разными инструментами, дать больше помощи. Я считаю, что психология — наука молодая, и ей сложно конкурировать с практиками духовными, которые существует веками.

Если мы можем выстроить путь человеку, который часто теряется в социуме, который не имеет ни корней, ни опоры, то это очень хорошо. Часто зарплата и ипотека — это не та опора, которая могла бы привести человека к счастью. Проблемы, с которыми сталкивается человек в семье, в карьере, в личной жизни никак социальными и психологическими инструментами не правятся. Если у нас нет глубинной опоры, глубинной основы, фундамента, мы будем всегда качаться, как на льдине. Конечно, нужно без фанатизма, но иметь какой-то взгляд, что мы здесь не закинуты непонятно с какой миссией, мы не просто кусочек чего-то, который судорожно пытается выжить, а, возможно, нечто большее, чем это тело. Понятно, что это всего лишь концепция.

Но социальный мир — это тоже концепция. Все зависит от того, на что мы опираемся. Если мы считаем, что наш основной бог — это успех и деньги, значит, мы будем им поклоняться. Просто, скорее всего, это ничего особенного нам не даст. Поэтому мы в поиске удовольствий начинаем очень сильно страдать, потому что понимаем, что счастье это не дает. Ни отношения, если они построены на боли, ни капитал. Поэтому очень важно коснуться этого и подумать, посмотреть на это, не боясь. Духовный мир — это не о том, чтобы одеваться в рясу, хватать крест и уходить куда-то, это то, что внутри нас и то, что мы чувствуем — радость или ненависть, гармонию или страх. Мы — социальные люди, и мы должны быть эффективны в социуме, но действовать в нем опираясь на душу.

— С какими основными запросами к вам может прийти человек?

— Запросы очень различные. Начиная от фобийных состояний, депрессии, отсутствия энергии, проблем в семье, в карьере. То есть все то, с чем мы сталкиваемся и живем. В основном, у людей запрос, что нет смысла и сил жить. К этому уже запросу добавляются страхи, болезни, фобии. Безусловно, широкий спектр проблематик — ведь и инструмент широкий, который позволяет дать поддержку, опору. Ключевая идея в том, что я не опираю на себя, я опираю человека на его ресурс. Но, повторяю, это работа не на годы и даже не на месяцы. Кому-то хватает десяти сеансов, кому-то меньше.

— Вы даете домашние задания и определенный техники, чтобы человек работал с собой дома?

— Я выстраиваю задания индивидуально под каждого человека, под его запросы, вижу, что ему необходимо. Я знаю точно одно, что если человек выполняет эти рекомендации, то он стопроцентно доходит до того, чего он хотел бы получить.

— Если человеку не очень понятны духовные практики, как с ним работать?

— Если человек настороженно относится к практикам, то мы просто прорабатываем ту проблематику, которая есть, а потом, когда он освобождается от травмы, человек получает очень много энергии, которая вызывает желание чем-то заниматься. И это не обязательно йога или цигун, это могут быть и фитнесс-центр, и занятие танцами, что тоже можно превратить в практику. Моя задача не направить человека в йогу или цигун, моя задача, чтобы человек внес в свою жизнь какие-то изменения.

— В чем заключается основная преграда к развитию у человека — в том, что у него есть детская травма или в том, что он не ощутил собственного источника?

— Безусловно, и то, и то. Кто-то адаптировался, кто-то нашел в себе силы, а кто-то нет. Тут еще вопрос в том, что мы считаем, что правим этим миром, и это тоже замечательно, но до определенного момента, пока мы не сталкиваемся с утратой и болью, которая возвращает нас к тому, что мы не всегда имеем силы править этим балом и этот бал легко правит нами.

— На ваш взгляд, почему болезнь приходит к человеку?

— Во-первых, это опыт. Когда мы очень долго и очень жестко не даем себе жить и проявлять себя в этой жизни или чего-то очень боимся, или что-то зажимаем, ограничиваем, все это точно так же действует на наше тело. Вот, к примеру, нас кто-то оскорбил, у нас появляется реакция отреагировать. Условно, дать пощечину. У нас появляется команда, которая двигает мышцу и появляется тут же вторая команда, ограничивающая мышцу, и она останавливает движение. Когда это происходит на протяжении тридцати лет подряд несколько раз в час, сами понимаете, что происходит.

— Что же делать в таких случаях? Как реагировать?

— Во-первых, принимать эту жизнь. Она не обязана быть такой, как нам нравится. Мы любим весну и лето, но мы живем и осенью, и зимой. Если мы будем люто ненавидеть зиму и осень, мы с ума сойдем. Очень часто мы ненавидим все вокруг. Соседей, родственников, коллег или ситуацию. Потом это все превращается в психосоматику, потому что нет циркуляции крови, энергии. Это уже научно-доказанный механизм. Это реальность. Эти все уплотнения — результат нашего ума. Мы придумываем драму, трагедию, мы ее «накачиваем», и она входит в нашу жизнь как в физическую, так и во внешнюю.

— И обо всем этом вы рассказываете на своих семинарах?

— У нас проходят семинары совместно с Екатериной Приморской и Ксенией Виват — это удивительные люди, которые очень давно и глубоко занимаются практиками. Каждая уникальна своей целостной программой, которые доводят от нуля до результата. Все, кто проходят эти практики, явно чувствуют их результат в жизни.

— Каков ваш основной посыл миру через вашу деятельность?

— Жизнь гораздо проще, чем трактуют ее все те страдания и драмы, которые мы придумываем. Все это является плодом ненасытной фантазии нашего ума. Если вы читали такого психолога как Виктор Франкл, который свою работу писал в концлагере, то можете понять, что люди, действительно, могут жить в аду и там находить Бога в себе и быть счастливы. Но мы можем даже в мире придумать себе ад, не контролируя негативную часть ума. Поэтому мой посыл в том, что, относясь проще и принимая эту жизнь, мы становимся каждый день счастливее, и люди вокруг нас тоже становятся счастливее. И это может быть нашей целью и миссией — дарить радость и делиться ей.

— Через вашу практику можно прикоснуться к этому состоянию?

— Я как раз это и стараюсь делать каждую сессию. К этому подводить и давать опыт этого переживания. Потому что мы часто думаем, что эти состояния или не наши, или зависят от чего-то, но это именно наши состояния. Если мы обратимся внутрь себя, то мы можем их взрастить и стать ими. Это не будет зависеть от того, что нужно поехать куда-то в Индию, это все может быть здесь и сейчас. Мы работаем с клиентом как раз над тем, чтобы увидеть в себе и взрастить эти качества. Потому что в погоне за внешними удовольствиями мы не понимаем, что если в нас этого нет, то мы ниоткуда это не получим. Если мы найдем их в себе — они останутся навсегда.

Docberger.ru

Propraktiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *