ProПрактики. Где выдают новые ноги?

Каждый Учитель утверждает, что только его духовная практика верна. Есть в этом какая-то неправда. Мы все разные и часто, чтобы понять себя, восстановиться и осознать что-то важное, нам нужен целый набор разных инструментов. Похоже, что наступили времена, когда доступны практически все знания, но как не заблудиться и как понять, что может помочь тебе именно в данный момент жизни? К счастью, все чаще стали появляться такие проекты, в которых объединяются Учителя разных направлений: от йогов до психологов, от диетологов до мастеров медитации. Именно таким был семинар проекта ProПрактики.

Встретившись после занятия с создателями проекта, я только собралась задать свой первый вопрос, как Дмитрий Бергер, внимательно посмотрев на меня, улыбнулся и спросил: «Что именно вы ищите?» Я поняла, что давно уже перестала сама себе задавать этот вопрос.

Есть ощущение, что я хожу по кругу — ожидания-эмоции-разочарования-страдания-ожидания и так далее, с небольшими вариациями. Я где-то глубоко знаю, что все ответы на вопрос «как жить иначе?» рядом, их просто нужно заметить…

Ксения Виват: Это правда, если вы соединены с собой, если вы слышите своего «внутреннего учителя», то ответы приходят сами. Главное понять, как прийти к пониманию себя, своего предназначения и пути. Для этого мы и создали проект ProПрактики.

Дмитрий Бергер: Еще одна наиважнейшая цель — исцеление. Исцеляя внутреннее состояние, мы помогаем телу. Когда уходят ограничения и блокирующие установки, тело получает энергию и ресурс для самоисцеления. Вот вам пример: человек говорит: «Хочу создать семью», но на подсознании сидит идея «семья — это клетка», эту установку можно увидеть по реакции тела. Есть метод Solwi, который я использую в своей работе, выявляющий причины травм и блоков. Тело мудрое, оно не обманывает, и те самые ответы, которые вы ищите, действительно рядом.

Екатерина Приморская: Нам кажется, что все очень сложно, но, на самом деле, знание внутри нас. Весь наш проект направлен на то, чтобы помочь его обнаружить. Пока большинство современных людей живет так, будто черновик пишет. «Вот потом, когда я заработаю, когда подлечусь, когда встречу настоящую любовь, когда… Вот тогда я заживу!» Это самый большой самообман. Наши практики помогают остановиться и увидеть себя в настоящем моменте, в сейчас. Без этого осознания не двинуться дальше.

— Расскажите, кто и за что отвечает в ProПрактиках?

Дмитрий Бергер: В наш проект будут приходить самые разные специалисты, но пока основной костяк — мы втроем. Я работаю с психикой и телом. Как психолог, я помогаю понять себя, почувствовать радость этого мира, найти свое предназначение. Если необходимо, нейтрализовать эмоции от травматических событий жизни, успокоить ум и получить опыт глубоких медитативных состояний. Есть методики, которые позволяют пережить опыт тишины, осознать свою жизненную силу и найти ресурс.

Ксения Виват: Я — инструктор вьетнамского цигун Ким Канг Тхиен и хатха-йоги. Здесь все просто, техники, проверенные веками. Предпочитаю потоковую практику, на занятиях всегда смотрю на состояние людей, спрашиваю об их недомоганиях сегодня и даю соответствующий комплекс.

Екатерина Приморская: Мой метод «The dancing being» — это телесно-ориентированная практика, которая включает в себя медитации, работу с телом через движение, психологические и актерские упражнения. Вот такой симбиоз. На занятиях мы двигаемся, звучим, танцуем, изучаем себя, отпускаем эмоции… Иногда не обойтись без танцев Гурджиева и упражнения из биомеханики Мейерхольда. Иногда нужно работать с телом через звукоизвлечение или, наоборот, нужно группе дать практику молчания. Все способы не перечислить, важна цель — привнести внимание в свое тело, остаться наедине с самим собой, чтобы в итоге найти себя настоящего. Мы все делаем, по сути, одно и то же: показываем дорожку к соединению с собой, со своей душой, к другому качеству жизни, к другому состоянию сознания. К радости бытия.

— Как вам удается все это сочетать? Вы переглядываетесь, будто иначе и быть не может.

Ксения Виват: Сейчас век информации, время эклектики, все процессы ускоряются, человечество движется вперед семимильными шагами, некоторые ученые полагают, что поменялся даже состав наших клеток. Мы сами, в хорошем смысле, консерваторы и за чистоту практики, но нельзя современному человеку давать, например, йогу так же, как давали ее несколько веков назад. Поэтому решение было однозначным — можно и нужно давать на одном занятии «микс» из практик, которые неоднократно проверены на себе, но это должна быть «прямая передача», из рук в руки, глаза в глаза.

— Что дает вам работа втроем, в команде?

Ксения Виват: «Одна голова — хорошо, а три — лучше!» А если основная цель всех наших практик — донести до человека, что главное все-таки не голова, а сердце, то в нашем случае — «Три сердца — хорошо». Я, в шутку, называю наш проект all inclusive (все включено).

Дмитрий Бергер: Для нас работа в команде — это общее поле и общая энергия, это про единение в процессе. Это поддержка, которая приходит к участникам со всех сторон: внимание к телу, уму, состоянию. Они получают целостный подход и большее внимание — то, что порой необходимо в преодолении внутренних кризисных ситуаций.

Екатерина Приморская: Во время ретрита картина мира будто заново собирается из пазлов, и каждый из нас — и ведущие, и участники — части этой картины. Работать вместе с тем, кому ты доверяешь, кто понимает тебя с полуслова — это дар свыше. Ты не строишь дом в одиночестве.

— Вы сказали, что в теле записаны все ответы. Значит, и болезни можно лечить с помощью практик?

Дмитрий Бергер: Безусловно, исцеляя внутреннее состояние, мы исцеляем и тело, как я и говорил, когда уходят ограничения и блокирующие установки, тело получает энергию и ресурс для самоисцеления.

Ксения Виват: Наше физическое состояние полностью зависит от эмоционального. Если ты внимателен, можно заметить прямую взаимосвязь: понервничал — через неделю заболел. И здесь работает принцип «где тонко, там и рвется», в первую очередь заболевает самый слабый орган. Если ты осознан, умеешь увидеть зарождение болезни, можно вовремя принять меры. То, к чему я иду сейчас — учусь замечать все болячки на энергетическом теле, не допуская их до физического. А если говорить конкретно о моих практиках, когда я занимаюсь цигун Ким Кинг Тхиен регулярно, не болею вообще. Это удивительный метод, помогающий предвосхищать болезни.

Екатерина Приморская: Если вы знаете, что любая болезнь не случайна, что она — способ заставить развиваться и осознать, что вы делаете не так, то любое занятие, где вы учитесь оставаться в моменте, наблюдать свое эго, дышать сердцем, да даже просто молчать — это путь к исцелению. Но никто не даст вам гарантию, что через десять дней ретрита исчезнет грыжа, например. Практики — это путь, точнее, важная ресурсная часть пути, по которому вы идете. Очень часто по пути происходят чудеса, но это не таблетка. Обратите внимание: наша задача — не избавиться от болезни, как можно скорее, а осознать, о чем она, что за ней стоит, тогда только она начнет отступать или как-то трансформироваться. Тело — великий учитель.

— Вы проводите выездные ретриты, что они дают?

Ксения Виват: Ретрит — более глубокое погружение в себя, когда тебя ничто не отвлекает. Это возможность пройти сквозь сложные ситуации осознанно, в тепличных условиях, чтобы научиться проживать трудности в реальной жизни совсем иначе.

Дмитрий Бергер: Это практика уединения, вы покидаете привычные условия, чтобы ничто не отвлекало от себя самого, чтобы проделать работу, которая в обычной среде занимает месяцы.

Ксения Виват: Когда ты уезжаешь, ты полностью меняешь предлагаемые обстоятельства: вытаскиваешь себя из своего обычного окружения. Другая еда, другая картинка, другие звуки — все это, в хорошем смысле, выбивает тебя из колеи и на какое-то время, возможно, появляется промежуток между мыслями. Вот тогда, при правильном подходе, может случиться перезагрузка. Но будьте готовы к тому, что ретрит — это работа. Люди приезжают для того, чтобы что-то изменить в своей жизни.

Екатерина Приморская: Ретрит — это восстановление, излечение от травм, которые мы успели приобрести в течение жизни, это путешествие к себе, которое легче пройти с проводником. В наших головах слишком много идей о себе и шаблонов, не дающих сделать шаг в сторону, чтобы рассмотреть, как обстоят дела на самом деле. Наша задача создать условия для такой работы, пространство поддержки и принятия, показать, как и куда идти.

— Вы говорите, что ретрит — это уединенная работа, но к вам приезжают группы, трудно ли работать над собой в окружении незнакомых людей?

Екатерина Приморская: В первый день, как правило, многих посещают мысли вроде: «все эти странные люди вокруг меня совсем на меня не похожи», но очень быстро начинается работа, мы вместе чистим свои «авгиевы конюшни», узнаем друг друга очень близко и принимаем такими, какие мы есть. Это ключевой момент — принятие. В процессе приходит огромное чувство любви ко всему сущему вообще, много сердечности, сочувствия и поддержки. Многие участники потом остаются на связи, часто отношения перетекают в дружбу, потому что нужна поддержка в обычной жизни, нужен кто-то, кто движется с тобой в одном направлении.

Дмитрий Бергер: Мне кажется, группы собираются мистическим образом так, что люди отражают те черты и качества друг в друге, которые не хотят принять в себе. Это прекрасный шанс увидеть правду и больше не блуждать в иллюзиях.

— Вот все возвращаются с ретрита домой, и что происходит?

Екатерина Приморская: Продолжается ваш рост. Все чего вы достигли, к чему пришли, проверяется в реальной жизни.

Ксения Виват: Самая сложная медитация случается как раз в повседневной жизни, медитировать на красивом острове или на горе, где тебя никто не беспокоит и поют птички, не так сложно — ты попробуй, останься внутри себя в московской пробке или в момент выяснения отношений с близкими. Мы забываем, что изначально человек создан для радости, и это не про радость от новой машины, платья, а про ту тихую радость, что прячется глубоко внутри, на Руси ее называют Благодатью. Она есть в каждом из нас, осталось только об этом вспомнить. Наши занятия этому и посвящены, «вспоминанию себя». Мы учимся находиться в покое в любой жизненной ситуации.

— Какие изменения происходят у участников?

Екатерина Приморская: Они начинают доверять себе и жизни, видеть свет внутри себя, осознавать свою душу, проживать жизнь полно, каждой клеточкой. Приходит понимание, что мы выбираем свои реакции, поведение, создаем намерения, но мы не контролируем общее течение жизни, и что жизнь не про борьбу и страдания. Если совсем коротко — люди потихоньку открывают глаза.

Ксения Виват: Как сказала одна из участниц нашего балийского ретрита: «Мне выдали новые ноги, осталось научиться на них ходить». Я не встречала человека, который, раз научившись медитировать, мог бы жить по-старому. Просто кому-то требуется больше времени на качественные изменения, кому-то — меньше. А кто-то вообще не замечает изменений внутри, зато замечают его близкие. Очень распространенный отзыв после ретрита: «Мне сказала дочь (муж, мама): «Ты вроде та же, но не та. Спокойнее стала, не бежишь никуда». Иногда изменения почти неуловимы — меняется выражение глаз, иногда они очень заметны — случаются новые отношения или новая работа, хотя самое главное — это, конечно, новое отношение к жизни в целом.

Дмитрий Бергер: Результаты могут быть самые удивительные, все зависит от включенности и замотивированности участника.

— Вы поддерживаете отношения с участниками ваших ретритов?

Ксения Виват: Мы остаемся на связи со всеми, кому это важно. Нет такого, что закончился ретрит, мы отключили телефоны и барахтайтесь сами. Всегда можно позвонить, написать, спросить.

Дмитрий Бергер: Многие потом приходят ко мне на индивидуальные сессии. Я всегда готов помочь найти опору в себе, ресурс для того, чтобы пройти какой-то сложный этап в жизни.

— У вас есть кредо?

Екатерина Приморская: Кредо — это что-то жесткое, никогда не меняющееся. Очень важно в работе с людьми «не причинять добро», не давить, когда человек не готов и не хочет двигаться, не врать себе, а значит быть честной со всеми.

Дмитрий Бергер: Да, пожалуй, самое важное — не диктовать человеку, что ему делать и как жить, а идти от его потребностей и задач.

Ксения Виват: Мой главный принцип — не навреди. Даю только рабочие, экологичные, проверенные техники, доступные для любого уровня подготовки. Моя задача — сделать так, чтобы занимающиеся полюбили цигун и йогу, чтобы практика — и в классе, и дома — стала удовольствием и такой же необходимостью, как пить воду или чистить зубы. Нельзя заставить человека медитировать, практиковать, быть осознанным! Только, если к тебе придут и спросят, тогда расскажи и покажи.

Екатерина Приморская: Путь для каждого свой, мы все приходим на Землю с разным опытом, у нас разная скорость развития, данные, возможности, а главное — разные ограничения, которые мы сами себе создали, благодаря социуму и своим страхам. Нельзя никого торопить.

— Дайте действенный совет нашим читателям: как справляться с негативными состояниями, если не можешь выбраться на практику?

Ксения Виват: Самый простой и эффективный способ, для начала — останавливаться каждый раз перед тем, как «рухнуть» в эмоцию. Сказали вам что-то резкое, вы, вместо того, чтобы накричать в ответ, делаете паузу, маленький люфт, вдох-выдох — и только потом как-то реагируете. А, может быть, уже и не реагируете вовсе.

Дмитрий Бергер: Когда нам плохо, мы часто проваливаемся в «позицию ребенка» — убегаем, прячемся или депрессуем. Важно в этот момент почувствовать свою взрослую, волевую часть, которая есть у каждого, и действовать из нее. Это даст нам опору и новое видение, так как взрослый человек, в отличие от ребенка, всегда имеет несколько вариантов решения ситуации.

Екатерина Приморская: Что такое — справляться?.. Снова скажу, что не интересно давать таблетки, бороться с состояниями, утрамбовывать эмоции, их нужно учиться Осознавать, не бояться таких состояний, хотя первое, что приходит — желание сбежать и избавиться от них. Знаю. Раньше я бы сказала: «Молитесь об освобождении всем сердцем, сделайте крию, если вам близка кундалини йога, постойте на голове, протанцуйте свое состояние, прорисуйте его, пробегите кросс, помедитируйте под водой или срочно езжайте на випассану — да Боже мой, способов сотни!» Но эти состояния даются нам не для того, чтобы мы от них бежали во все лопатки, это информация о том, на что надо посмотреть, о чем это, что за ними стоит. Чаще всего там клад для меня, для души моей. Великие учителя за депрессией находили силу и мощь знания. Поэтому ключ не в сопротивлении, а в принятии того, что есть. Если я сначала принимаю все, что дается мне, и в молитве своей благодарю за испытание, то открывается возможность иного способа проживания жизни. Много света и радости рождается внутри.

— Как бы вы описали свою работу коротко?

Ксения Виват: Глобально — это знакомство человека с другим способом жить.

Екатерина Приморская: Это «проект для всех», потому что мы обращаемся к душе, а не к эго, не к статусу, не к представителю религии или профессии. Нет разницы, мы все — души.

propraktiki.ru

facebook

vk

Отзывы с балийского ретрита

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *